7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая

^ 7. Мемуары и дискуссии о беременности

Эмпирическое исследование боли
   Когда я пробудился, полумесяц отверстия колодца уже затянуло густыми голубыми сумерками. На часах – полвосьмого. Полвосьмого вечера. Означает, я проспал четыре с половиной часа.
   В колодце 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая стало прохладно. Спускаясь сюда, я так беспокоился, что не направил внимания на температуру. Но сейчас стало холодно. Растирая ладошки, чтоб согреться, я пошевелил мозгами: было надо кинуть в ранец чего-нибудть теплое, натянул 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая бы на данный момент на майку. Мне и в голову не приходило, что климат на деньке колодца возможно окажется не таким, как снаружи.
 
* * *
 
   Непроглядная тьма навалилась на меня со всех боков. Я ничего не 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая мог рассмотреть, как ни старался. Даже своей руки. Шаря по стене, нащупал лестницу, потянул на себя. Наверху все в порядке – лестницу я закрепил как следует. Показалось, что рука вызвала 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая слабенькое движение в окружавшем меня мраке. Вобщем, может быть, это просто мираж.
   Странно, что я не могу созидать собственное тело. Чем подольше я посиживал в мгле, тем меньше оставалось убежденности, что я существую по сути 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая. Чтоб совладать с этим чувством, я временами покашливал либо проводил ладонью по лицу. Так уши подтверждали, что у меня есть еще глас, руки – что лицо никуда не делось, а 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая лицо – что руки тоже на месте.
   Несмотря на все мои усилия, тело как будто медлительно растворялось и становилось легче. Так аква поток вымывает и уносит с собой песок. Чувство было такое, как будто снутри у 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая меня идет жестокая борьба, что-то вроде перетягивания каната, – сознание равномерно, понемногу побеждало мое физическое, вещественное «я». Мгла нарушила прежнее равновесие меж этими 2-мя силами. Мне вдруг пришло в голову, что 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая тело в конечном счете – только временная оболочка, готовая к тому, чтоб ее впитало сознание. Стоит выстроить в другом порядке хромосомы, составляющие мое тело, и я окажусь совершенно в другом физическом виде. Крита Кано 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая именовала себя «проституткой в мыслях». Сейчас ее слова стали мне понятны. Это по правде может быть: заниматься любовью – в идей, а кончать – в действительности. В реальном непроглядном мраке может случиться 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая все, что угодно.
   Я потряс головой, чтоб загнать сознание назад в тело.
   В мгле я соединил пальцы рук – большой с огромным, указательный с указательным. Пальцы правой руки удостоверились, что пальцы левой – все 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая еще там, где должны быть, а пальцы левой получили подтверждение, что с правой рукою тоже все в порядке. Я глубоко вздохнул. Всё! О сознании больше не думаем. Переключаемся на реальность. На 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая реальный мир, в каком живет мое тело. Вот зачем я тут. Чтоб пошевелить мозгами о реальной жизни. Для этого лучше находиться от нее как можно далее, к примеру – на деньке глубочайшего колодца. «Когда необходимо 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая будет двигаться вниз, отыщи самый глубочайший колодец и спустись на дно». Так гласил Хонда-сан. Прислонившись к стене, я медлительно вдыхал отдающий плесенью воздух.
 
* * *
 
   Свадьбы у нас с Кумико не 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая было. Мы просто не могли для себя ее позволить, а просить помощи у родителей не хотелось. Решили с самого начала жить вдвоем, по-своему, как умеем. Это важнее всяких церемоний. Воскресным с утра 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая мы явились в районную управу, разбудили дежурного клерка, нажав на кнопку звонка у приемного окошка, и подали заявление. А вечерком решили шикануть и пошли в потрясающий французский ресторан – заказали бутылку вина и 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая поужинали по полной программке. Вот и вся свадьба.
   Когда мы поженились, у нас практически не было скоплений (мама, умирая, оставила мне малость средств, но я решил их не трогать, если только не будет последней 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая нужды), мебели как такой – тоже. Виды на будущее – самые неопределенные. Хоть я и считался в юридической фирме, без адвокатского свидетельства мне ничего не светило. Кумико работала в небольшом, никому 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая не известном издательстве. По окончании института она могла бы, если бы возжелала, за счет связей отца устроиться куда лучше, но идея эта была ей противна, и супруга отыскала работу сама. Невзирая на все это, жизнь 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая нас устраивала. Оказалось, жить вдвоем, без помощи других можно, и мы были полностью довольны.
   И все-же начинать с нуля было нелегко. Я по натуре замкнутый – так нередко бывает в 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая семьях с одним ребенком. Суровые дела обожал делать сам. Чем что-то разъяснять, растрачивая время и силы, легче молчком сделать самому. Кумико после погибели сестры тоже замкнулась и росла вроде бы сама по для 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая себя. Она никогда не обращалась к родне за советом – что бы ни случилось. В этом смысле мы походили друг на друга.
   Мы равномерно обучались настраивать себя, свое существо, свои мысли на 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая волну показавшегося нового понятия: «наш дом». Обучались мыслить и ощущать совместно. Старались относиться к тому, что происходит с нами, как к общему делу. Время от времени удавалось, время от времени нет. И 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая все таки это было ново и особенно: делать ошибки и самим их исправлять. Любые ссоры, даже самые бурные, забывались, стоило нам прижаться друг к другу.
 
* * *
 
   Через два года Кумико забеременела. Для 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая нас – для меня, во всяком случае – это было как снег на голову. Еще бы, ведь мы предохранялись! Бог знает, как это вышло, но факт оставался фактом. Но наши деньги не позволяли 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая заводить малыша. Кумико только основалась у себя в издательстве и собиралась, если получится, закрепиться там как надо. Издательство малюсенькое, потому на такую роскошь, как отпуск по беременности, нечего было и надежды. Кто желал иметь малыша 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, те увольнялись, – другого выхода не оставалось. Отважся мы на такое, пришлось бы какое-то время жить на одну мою заработную плату, но это было фактически нереально.
   – Видно, о ребенке придется пока запамятовать 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, – с каким-то безразличием в голосе произнесла Кумико, когда в поликлинике ей сказали результаты обследования.
   «Похоже, и правда нет другого выхода», – пошевелил мозгами я тогда. Что ни гласи, а это самое разумное 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая решение. Мы были молоды и совершенно не готовы выращивать малышей. Хотелось пожить себе, устроить как-то жизнь. Тогда это было для нас главное. А с ребенком, казалось, успеем всегда 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая.
   Сказать по правде, я не желал, чтоб Кумико делала аборт. Когда я обучался на втором курсе, одна моя подружка – мы с ней познакомились, подрабатывая после лекций, – забеременела от меня. Очень милая девчонка, на 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая год молодее. Мы отлично ладили и, естественно, нравились друг дружке, но ничего сурового меж нами не было, ну и быть не могло. Встречались просто так, чтоб не ощущать себя одинокими; просто нужен 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая был кто-то рядом.
   Как это могло получиться? Да до боли просто. Когда мы занимались любовью, я всегда воспользовался презервативами, а в тот денек вдруг ни 1-го не оказалось. Припас вышел. Я произнес ей 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая об этом, а она, замявшись на секунду, ответила:
   – Ну, ничего. Сейчас, мне кажется, можно и так. – В тот раз мы и влипли.
   Я поверить не мог, что от меня 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая кто-либо может забеременеть, но веруй не веруй, а не считая аборта, другого выхода из положения мы не лицезрели. Я раздобыл средств и поехал в поликлинику вкупе с ней. Мы сели на 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая электричку и добрались до маленького города в префектуре Тиба. Там была поликлиника, куда порекомендовала обратиться ее подруга. Сойдя на станции, о которой ранее я никогда не слышал, мы узрели огромное количество домиков-скворечников, теснившихся 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая по отлогим буграм до самого горизонта. Большой жилой массив в последние годы выстроили там для «сарариманов» [46], которые не могли позволить для себя брать жилище в Токио. Станция новенькая, и прямо у выхода начинались 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая огромные, залитые водой рисовые поля. До этой поездки мне не приходилось созидать полей таких размеров. Улицы пестрели рекламой компаний, торгующих недвижимостью.
   Коридор поликлиники был практически набит юными дамами с 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая большими животиками. Большая часть уже прожили со своими супругами по четыре-пять лет и, в конце концов, получив кредит в банке, обзавелись малеханькими домишками в пригороде, на этом успокоились и решили побеспокоиться о 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая продолжении рода. Я оказался единственным парнем, в разгар рабочего денька затесавшимся в эту компанию в приемном покое родильного отделения. Беременные гражданки, все как одна, посматривали на меня недобро и в то же время 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая с настоящим энтузиазмом. Так как сходу было ясно: студент-мальчишка (по виду больше, чем на второкурсника, я не тянул) опростоволосился – сделал девченке малыша и сейчас притащился с ней на аборт 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая.
   После операции мы на электричке возвратились в Токио. В вагоне практически никого не было – в конце денька не достаточно кто ехал в столицу. Я попросил прощения за то, что она так натерпелась из 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая-за моей неосторожности.
   – Ладно. Не переживай. Ты ведь и в поликлинику со мной поехал, и заплатил за все.
   Вскоре – само собой так вышло – мы закончили встречаться. Я не знаю, что с нею стало, где 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая она сейчас и чем занимается. Но все-же после чего варианта, даже когда наши встречи закончились, на душе у меня было достаточно паршиво. Стоило вспомнить тот денек, как в голове здесь 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая же всплывали юные мамы с любознательными очами, заполнившие больничный коридор. Я опять и опять ругал себя за то, что так вышло.
   В электричке, по дороге домой, она же к тому 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая же утешала меня, тщательно рассказывая, что процедура оказалась не таковой ужасной:
   – Это не так страшно, как ты думаешь. Стремительно и практически совершенно не больно. Просто раздеваешься, ложишься… Постыдно, естественно, но ничего… доктор был 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая неплохой и сестры такие духовные. Поругали чуть-чуть, произнесли, что нужно лучше предохраняться. Так что не воспринимай близко к сердечку. Я сама повинна – произнесла, что можно. Разве нет? Ну, хватит, встряхнись 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая!
   Но, невзирая на уговоры, пока мы добирались на электричке ранее города в Тибе и ехали назад, во мне что-то поменялось. Проводив ее домой и возвратившись к для себя, я свалился на кровать и уставился 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая в потолок, понимая, что я – уже не тот, что до этого. Появился некий «новый я», и возврата вспять быть не могло. Я будто бы замарал себя этой историей.
 
* * *
 
   Как только 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая я вызнал, что Кумико беременна, мне сходу представились те дамы с животиками в коридоре поликлиники. И еще – некий особенный запах. Понятия не имел, чем там пахло. Ну и пахло ли вообщем? А 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая может, мне просто показалось? Когда сестра вызвала тогда мою подружку в кабинет, та медлительно встала с жесткого дерматинового стула и направилась прямо к двери. Перед тем как подняться, она посмотрела на меня 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, и на губках у нее, как тень, промелькнуло что-то схожее на ухмылку – как будто она желала улыбнуться и вдруг передумала.
   Конечно, заводить на данный момент деток нам с Кумико было нельзя. Я это 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая отлично осознавал и все-же произнес супруге, что желал бы избежать аборта.
   – Послушай, ведь мы столько уже об этом гласили. Если будет ребенок, моей работе – конец, и для тебя придется находить место 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, где лучше платят, чтоб нас содержать. Средств ни на что хватать не будет, мы ничего не сможем для себя позволить. Ничего, понимаешь? Сумел бы ты так?
   – Мне кажется, сумел бы, – ответил я 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая.
   – Ты серьезно?
   – Работу при желании отыскать можно. К примеру, у дяди – ему необходимы ассистенты. Он желает открыть новый ресторан, но никак не подберет человека, которому можно его доверить. У него бы 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая я зарабатывал еще больше, чем на данный момент. Это, естественно, не юридическая контора, ну и что? Если честно, то, чем я занимаюсь, мне не больно нравится.
   – Значит, будешь управлять рестораном 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая?
   – А что такового? Думаю, у меня получится. В последнем случае кое-какие средства остались от моей мамы. С голоду не умрем.
   Кумико навечно замолчала, погрузившись в раздумья. У глаз залегли крохотные морщинки 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, и на лице появилось выражение, которое мне так нравилось.
   – Ты что, хочешь малыша?
   – Не знаю, – отвечал я. – Естественно, нам с тобой необходимо много времени на себя, но ведь с ребенком новый мир раскроется. Не знаю 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, что лучше. Но мне не охото, чтоб ты делала аборт. У меня нет никаких гарантий, убежденности тоже. Не представляю, как выкрутиться из этой ситуации. Просто такое чувство…
   Кумико задумалась 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, положив руку на животик.
   – А как вообщем вышло, что я забеременела? Для тебя это не приходило в голову?
   Я пожал плечами.
   – Мы же всегда были аккуратны, чтоб не дай боже появились эти самые задачи. Как 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая так вышло? Мозга не приложу.
   – А вдруг у меня от кого-нибудь другого? Ты не задумывался?
   – Никогда.
   – А почему?
   – Ну, может, у меня интуиция и не сильна, но уж 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая в этом-то я уверен.
   Мы посиживали за столом на кухне и пили вино. Было уже поздно, стояла полная тишь. Сощурив глаза, Кумико рассматривала оставшееся в стакане вино. Она практически не пила 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая – только время от времени, если не могла заснуть, наливала вина. Ей хватало 1-го стакана – действовало безотказно. Я в таких случаях составлял ей компанию. В нашем хозяйстве таковой роскоши, как бокалы для вина, не водилось 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая, потому мы пили из малеханьких пивных стаканчиков, которые даровали покупателям в примыкающей винной лавке.
   – У тебя с кем-то был роман? – решил поинтересоваться я.
   Кумико рассмеялась и покачала головой.
   – Вот еще! Ты же 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая знаешь, это не в моем стиле. Это я так… на теоретическом уровне. – Она подперла голову руками, лицо стало суровым. – Хотя время от времени, скажу честно, я многого не понимаю. Что правда, а 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая что нет?.. Что по сути вышло, а чего не было? Периодически…
   – И на данный момент как раз такое время?
   – Как сказать… А у тебя так не бывает?
   Я чуток задумался.
   – Да нет 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая вроде… Не могу такового припомнить.
   – Как бы это разъяснить… Меж тем, что мне кажется реальным, и истинной реальностью есть некий разрыв. У меня чувство, как будто во мне, кое-где снутри, прячется 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая что-то малюсенькое… точно в дом забрался вор и скрывается в шкафу. Временами оно выбирается наружу и расстраивает, нарушает весь порядок, всю логику. Так магнит действует на механизмы, сводя их 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая с разума.
   Я пристально поглядел на Кумико.
   – Ты хочешь сказать, что меж твоей беременностью и этим небольшим нечто есть какая-то связь?
   Она покачала головой:
   – Не в том дело, есть здесь 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая связь либо нет. Просто время от времени я перестаю чувствовать действительный порядок вещей. Вот что я имею в виду.
   Судя по голосу, Кумико потихоньку начинала закипать. Был уже 2-ой час ночи. Самое время 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая заканчивать разговор, пошевелил мозгами я и, потянувшись через узкий столик, взял ее за руку.
   – Давай я сама разберусь с этим, – опять заговорила Кумико. – Понимаю, дело суровое и касается нас обоих. Мы как надо все 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая обсудили, и твое мировоззрение мне ясно. Дай мне пошевелить мозгами. У нас, наверняка, еще есть месяц в припасе. Так что закроем на время данную тему.
 
* * *
 
   Я был на Хоккайдо, когда 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая Кумико сделала аборт. Маленьких сошек, вроде меня, в командировки не посылали, но тогда оказалось, что больше ехать некоторому. Было надо отвезти портфель с бумагами, дать короткие разъяснения нашим партнерам, взять у их документы 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая и возвратиться. Документы числились очень необходимыми, потому их не доверили ни почте, ни стороннему курьеру. Оборотного билета на самолет в Токио сходу достать не удалось, и я переночевал в Саппоро, в бизнес-отеле 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая. А Кумико в это время поехала одна в поликлинику, избавилась от малыша, а позже вечерком, в одиннадцатом часу, позвонила мне в отель:
   – Я сейчас сделала аборт. Извини, что звоню, когда все уже 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая кончено. Просто мне внезапно назначили время, вот я и пошевелила мозгами: решу все сама, пока тебя нет, нам обоим лучше будет.
   – Не волнуйся, – произнес я. – Раз решила, означает, так тому и 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая быть.
   – Хочется для тебя все поведать, но пока не могу. Хотя нужно, естественно.
   – Хорошо, вернусь домой – и тогда побеседуем обо всем.
   Положив трубку, я надел пальто и без всякой цели отправился бродить по 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая улицам. Март только начался, и на обочинах лежали высочайшие сугробы. Было страшно холодно, белоснежные облачка пара от дыхания подымалиь и здесь же исчезали. Люди в теплых пальто и перчатках, закутанные шарфами 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая до самого подбородка, осторожно передвигались по обледеневшим тротуарам. Проезжали такси, звучно шурша по асфальту шипованными шинами. Когда от холода стало уже невмочь, я заглянул в 1-ый попавшийся бар, принял несколько 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая доз неразбавленного виски и опять вышел на улицу.
   Бродил я длительно. Маленький зыбучий снег то падал, то прекращался, напоминая кое-чем тускнеющие в памяти мемуары. 2-ое заведение, куда я заглянул, находилось в 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая подвале. Бар оказался еще просторнее, чем можно было поразмыслить, стоя у входа. С боковой стороны от стойки размещалась маленькая сцена, где худенький человек в очках что-то пел под гитару. Он посиживал 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая на железном стуле, положив ногу на ногу. Рядом на полу лежал чехол от гитары.
   Я посиживал за стойкой, пил и слушал музыку. Певец в перерывах говорил, что все песни пишет сам. Ему 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая было около 30 – самое обычное лицо, очки в коричневой пластмассовой оправе. В джинсах, больших шнурованных башмаках, в клетчатой фланелевой рубашке навыпуск. Что это были за песни? Сходу и не скажешь, так, ничего такого 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая особенного – однообразные аккорды, обычной мотив, самые обыденные слова.
   В другое время я бы на такую музыку внимания не направил, испил бы стаканчик, расплатился и отправился восвояси. Но в тот вечер я продрог до костей и 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая не собирался уходить, пока не согреюсь как надо. Испил виски и здесь же заказал еще. Пальто и шарф снимать не стал. Бармен поинтересовался, не принести ли чего-нибудь на закуску; я 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая попросил сыра, съел кусок. Попробовал собраться с идеями, но голова работать отрешалась. Ну и о чем мыслить? Я как будто перевоплотился в пустую комнату, где музыка звучала звонким полым эхом 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая.
   Человек кончил петь, раздались редчайшие хлопки – не скажу, что экзальтированные, да и не совершенно флегмантичные. Гостей в заведении было не густо: 10 – пятнадцать, не больше. Певец встал со стула и поклонился. Отпустил какую-то 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая шуточку, несколько человек засмеялись. Я подозвал бармена и попросил третью порцию виски. Позже в конце концов снял шарф и пальто.
   – На этом нынешняя программка закончена, – объявил певец, сделал паузу и осмотрелся. – Но 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая тут, наверняка, посиживают люди, которым мои песни не приглянулись. Для таких у меня есть небольшой аттракцион. Обычно я его не показываю, так что сможете считать, что вам очень подфартило.
   Он положил к 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая ногам гитару и достал из чехла толстую белоснежную свечу. Чиркнув спичкой, зажег ее и установил на тарелку, накапав туда воска. Позже с видом греческого философа поднял тарелку над головой.
   – Нельзя ли 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая убавить свет? – попросил певец. Официант повернул выключатель, и в баре повис полумрак. – Еще, пожалуйста. – Стало мрачно, пламя свечки, которую он держал в руках, было очень броским. Согревая в ладонях стакан с виски, я не сводил 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая глаз с певца и его свечки.
   – Как вы понимаете, – продолжал он, не повышая голоса, но так, что было слышно каждое его слово, – в жизни человеку приходится испытывать разную боль. Физическую, духовную… Мне 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая доводилось сталкиваться с болью в самых различных проявлениях, ну и вам, думаю, тоже. Хотя нередко чувство боли очень тяжело передать либо разъяснить словами. Люди молвят, что их боль, не считая 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая их самих, никто осознать не в состоянии. Но так ли это по сути? Я лично другого представления. Если прямо у нас на очах человек по-настоящему мучается, мы тотчас воспринимаем его мучения и боль 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая как свои. Тут действует фактор соболезнования. Вы осознаете, что я имею в виду?
   Он сделал паузу и опять окинул взором помещение.
   – И песни люди поют, чтоб испытать это чувство, чтоб 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая выкарабкаться из собственной тесноватой раковины и поделить с другими боль и удовлетворенность. Но дается это, конечно, нелегко. Я желаю, чтоб сейчас в порядке опыта вы пережили такое чувство на более низком, физическом уровне 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая.
   Все, кто оказался в тот вечер в этом баре, затаили дыхание в ожидании того, что произойдет, и не сводили глаз со сцены. В полном молчании певец глядел в место впереди себя, точно 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая желал зафиксировать паузу либо сконцентрировать волю. Позже молчком поднес левую ладонь к пламени и медлительно стал опускать ее ниже и ниже, к самому огню. У кого-либо вырвался странноватый звук – или 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая стон, или вздох. Было видно, как язычок пламени лижет ладонь. Мне даже почудилось, что я слышу, как с шипением поджаривается на огне плоть. Какая-то дама тихо и отрывисто вскрикнула. Другие следили эту 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая сцену как будто в оцепенении. Певец вытерпел боль. Его лицо перекосилось. «Что тут происходит? – мелькнуло в голове. – К чему весь этот дурной, глупый спектакль?» Я ощутил, что у меня пересохло во рту. Секунд 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая через пять-шесть он так же медлительно убрал руку от пламени, поставил тарелку со свечой и плотно сжал ладошки.
   – Господа, только-только вы лицезрели, как боль в буквальном смысле 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая спаливает людскую плоть, – произнес певец. Его глас звучал тихо и твердо, как и до этого. На лице – никаких следов боли, даже слабенькая ухмылка. – Вы смогли почувствовать присутствовавшую тут только-только боль как свою свою 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая. В этом и заключается сочувствие.
   Он не спеша развел ладошки. Меж ними оказался узкий красноватый платок. Певец развернул его и показал публике, позже протянул в нашу сторону обе руки. Никаких следов 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая ожога! На несколько секунд в баре повисла тишь, которую оборвали горячие рукоплескания. Напряжение отпустило, и люди хлопали изо всех сил. Зажегся свет, и гости заговорили наперерыв. Певец как ни в чем же не 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая бывало уложил гитару в чехол, спустился со сцены и пропал.
   Расплачиваясь по счету, я поинтересовался у девицы за кассой, нередко ли выступает этот человек в их заведении, да еще с 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая такими номерами.
   – Я точно не знаю, – отвечала она, – но, как мне понятно, он вообщем у нас сейчас в первый раз. Ранее я о нем и не слышала. И про его фокусы тоже 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая. А здорово он, правда? Любопытно, как это у него выходит? Вот бы его на телевидение.
   – Действительно, – отозвался я. – Такое воспоминание, что он и правда себя поджаривал.
   Стоило, возвратившись в гостиницу, лечь в кровать, как 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая на меня сходу навалился сон; казалось, он только и ожидал моего возвращения. Засыпая, я вспомнил о Кумико, но она маячила кое-где очень далековато, а сил на последующие раздумья уже не осталось. Внезапно 7. Воспоминания и разговоры о беременности•Эмпирическое исследование боли - Книга первая в мозгу выплыло лицо человека, который жег свою ладонь. Похоже, он проделывал этот трюк по сути, мелькнуло в голове. Через мгновение я уже спал.


72-finansovo-ekonomicheskoe-obosnovanie-realizuemih-meropriyatij-obshaya-ocenka-zatrat-po-vnedreniyu-i-vedeniyu-na-postoyannoj-osnove.html
72-gosudarstvennaya-itogovaya-attestaciya-vipusknikov-opop-specialnosti-031001-pravoohranitelnaya-deyatelnost.html
72-individualnie-zadaniya-dlya-srs-programma-disciplini-dlya-studentov-sillabus.html